Перейти к содержимому






Фотография - - - - -

Коза из Бомбея.

Отправил intupsar, 07 Август 2015 · 8 363 Просмотров

Коза из Бомбея.    Коза из Бомбея.

Рассказ с иллюстрациями.

Было это в Бомбее. В 2003м, тогда он уже назывался Мумбай. Но нам артистам театра Назарова, больше нравилось название Бомбей. От этого названия исходил аромат восточных пряностей, песен Радж Капура и смуглых женских пупков.
В моей мыльнице заканчивались батарейки и я решил сходить в ближайшую к нашему 5ти звездночному отелю лавку и там их купить. Заодно прогуляться по легендарному городу, окунуться в душную атмосферу индийского Нью Йорка.
Поскольку кроме испанского и французского языков я больше ни бельмеса не знал, то решил двигаться по направлению взгляда. Взгляд мой был направлен в сторону солнца, до захода которого оставалось часа два.
Успею – смело решил я и рванул в глубь довольно приличного квартала. Что меня умиляло на улице, по которой я довольно споро шагал, так это небольшие зеркала, висящие либо на стене дома, либо на заборе. Напротив каждого такого, висевшего на уровне груди зеркала, стоял какой-нибудь колченогий стул или высокий табурет, возле которого скучал человек с расческой и ножницами.


Так вот ты какой Индийский салон красоты, пошутил я про себя. А потом и произнес это вслух, проверяя, как это звучит в голосе. Все равно меня никто не смог бы понять.
Кстати, я заметил еще в первых своих поездках за рубежи нашей родины, что осознание того, что тебя никто вокруг не понимает, довольно быстро развращает нашего российского гражданина, а может не только нашего. Но я прекрасно помню, как в 90м году прошлого столетия, мы с друзьями, проходя по мадридской улице, услышали родной, такой необычно восторженный русский мат, громко произносимый женскими голосами, лишь иногда прерывающийся вкраплениями нормальных русских слов.
Возле витрины обувного магазина, стояли три наши соотечественницы и радостно, взахлеб обсуждали преимущества или недостатки, выставленных в витрине моделей женской обуви.
Мы с ребятами невольно заслушались. Таких ядреных, заковыристых и многоступенчатых словосочетаний нам еще слышать не доводилось. Это была музыка русского мата в исполнении трех солисток одного из казачьих хоров, как потом выяснилось, оказавшихся с нами в Мадриде в одно время.
Девушки так самозабвенно и увлеченно прохаживались по поводу местного обувного производства, что обратили внимание на трех стоявших неподалеку, с открытыми ртами, молодых людей, лишь минут через пять.
Догадаться из какой мы местности, составило небольшого труда и девчонки, вмиг покраснев, попытались тихонько свалить. Но не тут то было, мы вежливо поздоровавшись, с чувством наивысшего пиетета, попросили их продолжить, так внезапно прерванное выступление.
Потом конечно, все поржали, поручкались, нашли кучу общих знакомых и отправились дружной ватагой осматривать следующие универсамно-магазинные достопримечательности испанской столицы.
Но все это не пришло в мою голову, когда я произнеся вслух фразу про индийские салоны красоты, продолжил углубляться в трущобы Бомбея. То, что это трущобы я понял уже метров через двести и пары поворотов.
Нормальные, каменные, одноэтажные домики, как-то так незаметно закончились и начались двухэтажные.
Но не дома, а довольно удивительные сооружения из картона, деревянных или пластиковых палочек, ящиков из под бутылок, пенопластовых упаковок из под холодильников и телевизоров. Высота их была такова, что я спокойно видел, что делается на крыше этих сооружений. То есть метра два.
Возле этих двухэтажных домов сидели на пластиковых ящиках местные бомбейцы в шортах, играли в карты, потягивали пиво, бегали полуодетые смугло-чумазые ребятишки, индуски в простеньких разноцветных сари сновали из дома в дом. Короче жизнь кипела.
Мало кто из них обращал внимание, по крайней мере мне так казалось, на двухметрового детину в брюках, ботинках и с почти, как у сикха большой черной бородой.
Шёл я довольно долго, надеясь набрести на какой-нибудь маленький базарчик или уличного мальчишку торговца с разной мелочевкой, в том числе и с батарейками.
Но тут неширокая, метров пять, улица вдруг закончилась и я неожиданно оказался на берегу залива. Возле берега ютились разномастные рыбацкие лодчонки, всяких видов и конфигураций.
Мало того, я увидел, что в этом месте я почему-то один, все люди остались там, сзади, на улице. Напряжение последних минут немножко отпустило и я сняв с шеи свою мыльницу, решил сфотографировать этот красивый, такой мирный пейзаж.


И тут сзади раздался громкий, утробный, агрессивно-недвусмысленный кашель.
Я впал в ступор. Все чувства исчезли. Не было ни страха, ни удивления, ни паники, ни ожидания конца, мол «все приехали», ничего!
Время остановилось. Мысли исчезли полностью. Я был камнем с фотоаппаратом. Я мог так стоять всю оставшуюся жизнь!
Но тут кашель раздался второй раз. Он был все такой же громкий, утробно-уверенный, но вот какая-то агрессия из него пропала.
Я медленно и как можно дружелюбнее повернулся всем телом.
Передо мной никого не было! Только сорокасантиметровая по высоте, куча какого-то мусора и небольшая, грязная, сосредоточенно-жующая коза на ней.
Я на всякий случай огляделся вокруг. Да нет. Никого. Только коза жует и серьезно так смотрит мне в глаза.
- Так это ты что ли тут кашляла? – облегченно-обрадованно задал я удивительно остроумный вопрос козе.
Коза глядя на меня, молча жевала.
- Ну давай, что ли я тебя щелкну,- продолжал я бодро острить.
Навел на козу мыльницу, но палец мой застыл.
Я не мог нажать на кнопку спуска, потому что коза вдруг перестала жевать и в упор, с ненавистью уставилась прямо мне в глаза. Зрачки в зрачки!
Руки мои похолодели, по спине зажурчала струйка холодного пота. Все это была какая-то фантасмагория.
И тут коза закашляла!
Так страшно и звонко, с грудным надрывом, кашлял мой дедушка, когда болел каким-то обстригулирующим бронхитом. А мы с мамой и папой приехали к ним с бабушкой, его проведать.
Палец мой дернулся и я нажал на спуск.
Фотоаппарат предательски молчал, коза перестала кашлять, презрительно посмотрела на меня и повернулась ко мне задом. И вот тут фотик, сволочь, щелкнул в последний раз и сдох.

Коза лениво-пренебрежительно оглянулась, вяло мемекнула и деловито отправилась восвояси, видимо на вечернюю дойку.
Я тоже решил свалить, пока совсем не стемнело и только тут заметил, что все это время у нас был незаметный, молчаливый зритель.
Метрах в пяти, справа от нас с козой, тихонько сидела на корточках маленькая, голая девочка, лет четырех.
Слушая наш содержательный диалог с козой, она занималась тем, что пускала кораблики в виде спичек и каких-то палочек по ручейку который бежал из под нее и который она сама же и создавала, нисколько не смущаясь ни меня, ни тем более козы.
Для индусов это вполне нормальное состояние, не только дети, но и взрослые дяди и тети, спокойно справляли любую нужду, вдоль дороги, по которой ехали наши автобусы, сопровождаемые спереди и сзади полицейскими автомобилями с мигалками. Сначала нас это несколько, мягко говоря удивляло, а потом мы к этому привыкли и перестали обращать внимание.
Вот и здесь я в первую очередь подумал о том, что,
- Блин, кораблики-то ее не доберутся, до Аравийского моря, потому что "рукотворный" ручеек уже иссякал, а до воды еще оставалось метра три. Следовательно всем этим спичкам и палочкам грозила опасность погибнуть сев на мель.
Но девчушку, сосредоточенно наблюдавшую за судьбой своего спичечного флота, это видимо нисколько не расстраивало. Чему быть, того не миновать, ясно читалось на ее серьезном, смуглом личике. Карма значит у них такая. У кораблей у этих.
Пора!
Весело махнув ей на прощание рукой, я полетел в обратный путь.
Да. Именно полетел.
Я шел обратно по знакомой уже улице медленно, но очень быстро, краем глаза отмечая, как с откровенным интересом посматривают на меня ее обитатели мужского пола.
Я остро чувствовал, как им не терпится спросить у меня,
-Эй мистер, нет ли у вас парочки лишних рупий, или пары лишних ботинок, или брюк, рубашек, часов, да неважно чего, главное лишнего!
Их удерживало на месте только одно, нормальный человек не может идя так медленно, передвигаться так стремительно.
Уже через десять минут я был у входа в свой отель. Отдышавшись увидел, что в городе уже началась ночь, кругом горят фонари, а на
темном, южном небе высыпали такие веселые, доверчивые звездочки.
Они радостно подмигивали мне, спрашивая
– Ну как, нормально погулял?
В ресторанном баре отеля я заказал стакан виски и не останавливаясь выпил его, под удивленно - восторженные взгляды посетителей ресторана. И уже через минуту меня отпустило.
-Какая же все таки это охерительная страна, ваша Индия,- сказал я чернявом бармену и пошел к лифту, который должен был поднять меня на четвертый этаж, где вроде бы находился мой номер.





Последние записи

Категории